Любовь рожденная в споре

Пары уже закончились, но товарищи-одногруппники собрались в возле мужской раздевалке на стадионе, покурить и поделиться свежими новостями.

- Прикинь, Димка, я вчера ходил в кафе с Ритой!

- Ну ничего себе, ну ты даешь! Ну и как она тебе, что было дальше?

- Да ничего особенного… Это она с виду только такая красавица-недотрога-отличница с «дворянскими манерами», а после нескольких бокалов шампанского сама пригласила к себе на съемную квартиру, где я ее и… Короче, обычная развратная баба.

- Да ну, Олег, да не может быть такого, чтобы Рита тебе «дала» на первом свидании!

- Да может, Дим, может… Я стольких девиц уложил в постель. Уже и вспомнить всех трудно. Настька, Юлька, Ленчик, Ева, Каринка, Леська, теперь уже Ритка… И это только за последние полгода.

- Олег, ну ты и монстр, сексуальный… Как тебе это удается?

- Да что там такого, ерунда. Главное, найти подход – и все, барышня твоя.

- Мдааа… А спорим с Татьяной такой номер не прокатит!

- С какой Татьяной? Озерцовой что ли? Ну… Думаешь не смогу? Недооцениваешь ты меня, дружбан!

- Спорим, не сможешь? Она же просто каменная стена в очках с поясом верности! Непонятно только кому верность хранит, у нее же наверно никогда никого и не было.

- Пффф… На что спорим?

- Если ты сможешь охмурить Озерцову, даю тебе 200 баксов, если проиграешь, пишешь мне курсач и будешь навсегда лишен статуса ловеласа, по крайней мере, в глазах нашего универа. По рукам?

- Ого! Ну что ж, по рукам! Готовь купюры!

Этот разговор был отправной точкой глобальных перемен в моей жизни. А я думал пока только о деньгах, мысленно пересчитывая купюры. Таня была нашей с Димкой одногруппницей. Серьезная, молчаливая, скромная, она была сплошным парадоксом нашей группы. Носила юбки или платья в пол, в свои 20 лет, когда уже все ее ровесницы поменяли по несколько оттенков волос и разнообразных стрижек, она ходила с длиннющей русой косой, в очках, совершенно не красилась. Отличницей не была, но на твердую четверку знала всегда. Хорошая девушка, именно хорошая. Но я никогда не рассматривал ее в каком-то другом ракурсе, чем просто одногруппница. После того, как Люда, моя первая любовь, изменила мне с моим лучшим другом, мое сердце очерствело. Я закрыл его на замок и отдавался только чувственным наслаждениям. Я предпочитал раскрашенных девиц с большими формам, готовых после нескольких комплиментов и бокалов вина лечь в постель. Раздумывая о Тане, я внезапно вспомнил, что несколько раз видел, как она доставала из сумки маленький молитвенник. И этот факт заставил меня вздрогнуть. «Мда, охмурить ее будет, ой, как непросто» - подумал я. – «Да и нужно ли портить такую девушку?». Я знал, что она была очень доброй и отзывчивой. Помогала одногруппницам с домашкой, несколько раз видел как она кормила белок в парке за универом, делилась своим бутербродом с бездомными кошечками…Я подумал, что нужно отказаться от этой затеи. «Вишь, вообразил себя ловеласом!» - едко процедил мне внутренний голос. Но отказываться от спора уже было поздно, иначе Димка по всему универу разнесет, что никакой я не сердцеед, а простой хвастун. Отступать уже было некуда.

И поэтому на следующий день я проснулся рано и перед универом сбегал в супермаркет, купил маленького мягкого медвежонка и постарался успеть еще задолго до того, как начинались пары. Вбежав в аудиторию, я с облегчением обнаружил, что еще никого нет, и положил игрушку на Танин стол. Немного подумав, я написал записку, в которой говорилось, что я жду ее в сквере за универом после пар. Я знал, что девушка приходит на пары раньше всех одногруппников, и потому только она увидит мой небольшой презентик. Конечно, ее реакцию было сложно предугадать. Но с чего-то нужно было начать. А девушки так любят мягкие игрушки. Что ж, попробуем – подумал я – и решил выйти на улицу, так как до пары оставалось время. Сев на скамейку, я начал наблюдать за входящими в здание. А вот и она. Татьяна шла с тяжелой сумкой, полной книг и посматривала на часы. «А она не такая и страшная…» - подумал я. «Если бы подобрать одежду со вкусом, сделать макияж…Даже можно было бы назвать симпатичной».

Когда я вошел в аудиторию, собралось уже немало одногруппников. Я тайком наблюдал за Таней. Когда наши взгляды встретились, она еле заметно кивнула мне головой и слегка улыбнулась. Походу, это означало согласие встретиться после пар.

Так и случилось. Мы встретились в скверике, и я как-то неуклюже, словно школьник, хотя со мною такого почти никогда в последнее время не случалось, стал говорить ей о своей симпатии и предложил как-нибудь прогуляться.

Таня сдержанно улыбнулась мне и сказала: «Олег, я не против с тобой общаться, но только дружеские отношения, не более». Я согласился. А что мне оставалось делать. Дружеские могут стать и не дружескими, разве не так?

С того момента моя жизнь поменялась. С Таней мы встречались после пар довольно часто, два-три раза в неделю. Первый раз она предложила мне пойти в театр. Хех, последний раз я был там лет в 7 с мамой. Тогда меня не очень все это впечатлило. Поход с Таней открыл для меня театральный мир совершенно в новом свете, я был восхищен, хотя и не хотел признавать этого. Потом мы ходили на выставку картин художников-импрессионистов. Потом Татьяна затянула меня на каток, где я чуть не сломал ногу. Потом фортепианный концерт, выступления гимнастов, выставка фоторабот московских фотографов, книжная ярмарка, музеи, паломническая поездка. У девушки было столько разноплановых интересов, что каждый раз мне становилось стыдно, что раньше я тратил время на сомнительных девочек, клубы и выпивку. Мне открылся совершенно новый мир. Таня оказалась очень интересной собеседницей, вела себя непринужденно, но только как друг, не более того. Лишь изредка позволяла взять себя за руку, когда мы могли затеряться в толпе или же переходили дорогу не по правилам.

Но каждый раз я стал замечать в ее внешности перемены. Вместо длинных бабушкиных юбок она одевала привлекательные сарафанчики, незаметно подчеркивающие ее стройную фигуру. Таня стала пользоваться косметикой. С умом, со вкусом, выделяя тушью большие карие глаза и скрывая пудрой небольшие прыщики. А как-то раз она пришла на нашу встречу без очков. Зная о ее плохом зрении, я не мог не спросить об их исчезновении. Слегка покраснев, девушка ответила, что они разбились, поэтому она приобрела линзы. Что сказать, без очков Таня выглядела куда привлекательнее. Скоро последовало следующее изменение: девушки стильно подстриглась.

Я делал вид, что не замечаю изменений и постепенно проводил с ней все больше времени, иногда даря цветы и небольшие подарки. А Димка хихикал и спрашивал: «Ну как там моя курсовая, уже начинаешь писать? А то вижу, что Татьяна никак не поддается на твои ухаживания, горе Ромео!»

А я каждый раз злился и непонятно почему заливался краской и отворачивался с сигаретой в сторону, чтобы товарищ случайно не увидел румянец на щеках.

Как-то в субботу мы договорились с Таней прогуляться весенним парком. На дворе стоял прекрасный погожий день. Идя на встречу, я купил девушке разноцветных тюльпанов и стал ждать в условленном месте. Обычно моя подруга не опаздывала и даже иногда приходила на несколько минут раньше. Поэтому когда прошло сначала десять минут, а потом и целые полчаса я не на шутку заволновался и позвонил ей на мобильный. Долго никто не отвечал, а потом я услышал резкий мужской голос. Честно говоря, я был в ступоре. За несколько секунд в голове пронеслось с десяток мыслей. Кто это? Отец, брат? Я ведь никогда не расспрашивал ее о семье. А может, у нее есть парень? Из судорожных размышлений меня вывел тот же голос. «Эй, Вы еще на линии? Это врач Татьяны. Она попала под машину. Сейчас в реанимации. А Выкем ей приходитесь?». Я дрожащим голосом ответил, что я ее друг. «Друг? Ну что ж, пишите адрес больницы, друг! И приезжайте скорее! Татьяна в тяжелом состоянии, ей нужны лекарства».

Мое сердце упало в пятки. Я помчал домой, чтобы взять деньги, вызвал такси и поехал по указанному врачом адресу. Когда я увидел лежащую без сознания Таню с какими-то проводками и датчиками, у меня потемнело в глазах. В тот момент я понял, насколько она мне дорога, понял, что влюбился в нее, хотя и сам не отдавал себе в этом отчета. «Хоть бы она осталась жива!» - мысленно повторял я. – А я добьюсь ее любви, чего бы мне это ни стоило!».

Я полдня просидел в больнице, ожидая каких-то известий. И только вечером ко мне вышла медсестра и сказала, что Танечке лучше. «Везучая она у тебя! Ты ведь ее парень?» Я не стал отрицать и спросил, можно ли увидеть Таню.

«Вообще-то нельзя. Но ты так долго ждал… Так и быть. Даю 15 минут! Но не больше!»

Повидавшись с Таней, я отправился домой, чтобы уже утром прийти вновь. На следующее утро, войдя в ее палату с едой, вкусностями и цветами, я не выдержал и признался ей в своих чувствах.

- Танюш, я понял, что я люблю тебя… Я просто хотел, чтобы ты знала об этом. Ты меня наверное не любишь… Пусть в наших отношениях ничего не изменится, пусть… Но я так хочу быть рядом с тобой…

Таня покраснела, опустила глаза, несколько секунд подумала и произнесла: «Я тоже люблю тебя, Олег! Давно любила! Только ты не обращал на меня никакого внимания на протяжении всех лет учебы…» Потом девушка грустно вздохнула и сказала: «Только вероятно я должна благодарить за твою любовь Димку…»

Меня как током ошпарило. Неужели он разболтал Тане о нашем споре? Как он мог, мерзавец!

- А причем тут Димка? – еле произнес я.

- Олег, я все знаю.

- Но как? Это он тебе рассказал?

- Да нет, в тот день после пар я вернулась в женскую раздевалку, так как забыла там свою расческу, а вы так громко беседовали о своих любовных подвигах и споре, что невозможно было не услышать.

Мне хотелось в эту минуту сгореть от стыда заживо или провалиться сквозь землю.

- Таня, Танечка, Танюша… Да, этот спор был, но за это время, время проведенное с тобой, я влюбился в тебя по-настоящему. И по-настоящему я понял это тогда, когда ты попала в аварию. Ты удивительная, ты открыла мне новый мир… Хотя зачем я это все говорю, ты же мне никогда не поверишь. И правильно сделаешь»

Я направился к двери и хотел уйти, но потом остановился и спросил: «А зачем же ты, зная обо всем этом, проводила столько времени со мной? Я же наверно был тебе таким противным!»

- Да нет, Олежек. Какой же ты глупый. Я же говорила, что давно тебя люблю…Когда я услышала ваш разговор в раздевалке, то поняла, что это мой единственный обратить на себя внимание…

- И ты веришь, что я тебя на самом деле люблю?

- Верю, Олежек, верю… - тихо произнесла Таня и улыбнулась.

Ее глаза сияли счастьем. И мои наверняка тоже.

Сейчас Танюша – моя жена. Мы расписались через несколько месяцев. Она самая любящая, верная, нежная девушка на свете. А о своих прошлых «любовных достижениях» мне хочется забыть как о страшном сне.

  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(6 голосов, в среднем: 5 из 5)